August 20th, 2008

Железобетонный Заяц

Эх, соотечественники...

Думаю, практически все знают, что среди борцов сумо есть иностранцы. А среди этих иностранцев имеются четыре уроженца Российской Федерации:

Ваканохо (Гаглоев Сослан Александрович)
Рохо (Борадзов Сослан Феликсович)
Хакурозан (Борадзов Батраз Феликсович)
Аран (Габараев Алан)

В понедельник Гаглоев Сослан Александрович был арестован японской полицией по подозрению в регулярном употреблении марихуаны.

Collapse )
Новый

Осторожно: носки!

Да, я тут немного пивом темным нализалась. Просто так, без повода. Но с мужем. Да. 
Кстати, о мужьях. Тут, во френд-ленте, почитала и вспомнилось.
Дело было лет пять назад, наверное. Я тогда беременная ходила, стало быть, женаты мы к тому времени были года полтора. И была у нас в те времена такая милая семейная привычка: когда старшая ребенка ложилась спать, мы с мужем смотрели местное ТВ. Я в то время по-японски ни слова еще не знала, а мужу было нелениво мне переводить.
Так и смотрели: я картинку наблюдаю, а муж мне переводит, о чем речь идет.
Особенно любили всякие ток-шоу. Смеху много, а мозгов почти не требует.
Вот, помнится, и была там передачка про интернациональные браки. Но не про все, а только про японско-всяко-разные То есть, где одна половина - непременно японская, а вторая - всяко-разно.
И вот в студии сидят всяко-разные жены японских мужей. И веселый мужик-ведущий у девушек и спрашивает: "А скажите-ка, красавицы, чего вас в ваших японских мужьях не устраивает?"
А девушки там и в самом деле красотки собрались, даже парочка наших, российских. Запомнилась одна латино-американка (уж не помню, откуда именно): пышная дама, третий раз замужем, меня надо две штуки, чтоб одну ее сделать, но все при ней - и лицо, и кожа, и фигура. И вся такая живенькая, аж в глазах мельтешит.
И вот эта чаровница-колобок и сообщает: самое, грит, страшное для меня - это мужнины носки. Как домой мой любезный приходит, так носки снимает. И кладет. Где стоит, там и кладет. Или где ходит, там и раскидывает. Такой "сеятель носков". А мне потом приходится эти носки отовсюду выковыривать и разыскивать.
Тут остальные дамы жуть как возбудились и давай подробностями сыпать, где и как их разлюбезные японские мужья носки раскидывают.
Сижу, смотрю как дамы пышут жаром и гневом праведным. Муж рядом сидит и как-то странно хихикает. А чего ему не хихикать странно, спрашивается, если он со своими носками так же поступает?  То есть, приходит и снимает. А я их потом из разных странных мест выковыриваю. Из-под телевизора, например, или со стула снимаю. Ну, или банальное - из-под дивана. Или не столь очевидное - из ящика детских игрушек.
Смотрю на любимого мужа и спрашиваю: слушь, а что, это такое национальное японское хобби - носки разбрасывать?
Муж мой любезный аж зачесался весь: не, говорит, это не хобби. Это, говорит, от большой сосредоточенности на судьбах мира. 
И засмущался весь.
Но что характерно: после этой передачи муж мой любезный, приходя домой, носки торжественно снимал и демонстративно относил их в стиральную машинку. 
Хватило его на два месяца, помнится.