Евгения (zajcev_ushastyj) wrote,
Евгения
zajcev_ushastyj

Categories:
  • Mood:

Виртуоз. Часть 1я.

В продолжение темы 19го века.

Посмотрите на эту фотографию:

Как вы думаете, кто это?
Такой вот носатенький, щербатенький и улыбчивый?
Пьяница и забулдыга, ага.
И при этом - "возможно, последний виртуоз в традиционной японской живописи".

Разрешите представить, если кто еще не знаком, - Каванабэ Кёсай. Известен также под именами Гёсай Каванабэ, Гёсай Чикамаро и некоторыми другими.


Наш герой родился 18 мая 1831 года в Кога-хане (теперь это город Кога в префектуре Ибараки) в семье самурая Каванабэ Киэмона 河鍋記右衛門. Он был вторым сыном и назвали его Шюзабуро 周三郎.
Когда Шюзабуро исполнилось 2 года, его отец получил назначение в Эдо на должность начальника пожарной команды. И вся семья Каванабэ перебралась в Восточную Столицу.
Мальчик, как говорится, любил рисовать с самого раннего детства. По легенде, в трехлетнем возрасте Шюзабуро нарисовал свою первую лягушку. Настолько похоже, что его мать немедленно решила: мальчик будет художником.
И в семь лет (полагаю, по старой японской традиции начинать обучение детей в шестой месяц после шестого дня рождения) Шюзабуро отвели не к кому-то, а в мастерскую Утагавы Куниёши 歌川国芳. Там он учился два года.
Непонятно, почему так мало, обучение явно было успешным. С другой стороны, возможно, Куниёши видел, что таланта у мальчика больше, чем надо только для укиё-э.

Так или иначе, но в 1840 году Шюзабуро переходит в школу Кано - одну из известнейших школ традиционной японской живописи, откуда происходят и официальные живописцы Токугав. Новым учителем юного дарования стал Маэмура Това 前村洞和. И именно он дал мальчику прозвище "гаки" (画鬼 - "демон живописи"). Напоминаю, Шюзабуро всего лишь 9 лет. Мальчику это прозвище явно пришлось по вкусу, он помнил о нем всю свою жизнь и всю жизнь старался соответствовать.
Маэмура Това умер в 1841 году и учить мальчика стал Кано Тохаку 狩野洞白, глава направления Суругадай школы Кано.

Наброски Шюзабуро, датируемые примерно 1846 годом. Стало быть, так он рисовал, когда ему было 15-16 лет.

Первую полностью самостоятельную работу он закончил в 1848 году.
"Бишямонтэн". Да, все картинки можно посмотреть в полном размере на Яндексе (там все, что в посте, и еще немного, что в пост не упихалось).

Видимо, эта работа стала в каком-то плане "дипломной". Юный Шюзабуро получил право на самостоятельную жизнь в качестве художника. В 1849 году он покидает своего учителя и отправляется в свободное плавание под первым своим профессиональным псевдонимом Тоику Нориюки 洞郁陳之.
По слухам, именно во время обучения в школе Кано молодой человек пристрастился к прелестям столичной жизни в виде кабаков и борделей. Надо полагать, отношения с отцом у него были хорошие, и состоятельный папа явно не отказывал ни в чем своему талантливому отпрыску. Ну, мальчик и оттягивался по полной. Впрочем, рисовать ему это явно не мешало.

Шюзабуро берется за все, что предлагают. Пробует разные техники, разные стили и жанры. Судя по всему, работоспособность у него была просто фантастическая.
Где-то в 50е годы он заинтересовался Хокусаем. Сам великий художник к тому времени уже умер и Шюзабуро не мог стать его учеником. Но работы Хокусая знал хорошо и очень уважал. Особенно "Мангу", стилю которой одно время если и не подражал явно, то находился под сильным впечатлением. 

 Где-то в 50е же появился и творческий псевдоним, под которым художник известен больше всего - Кёсай 狂斎 ("сумасшедший"). Попутно в то время иногда Кёсай пользовался несколькими другими прозвищами, также отражавшими его сущность и образ жизни: 酒乱斎, 雷酔, 酔雷坊, 惺々庵 - разные варианты обозначения пьяницы и буйной личности.


Гравюра 1855 года. Нарисовано сразу после большого землетрясения, случившегося в Эдо в октябре того года. Изображает сома, на спине которого, как известно, расположена Япония. И когда сом ворочается, в Японии происходят землетрясения. Популярная тема в картинах. Такая вот интер-трепация.

Или вот, скажем, картинки из его иллюстрированной книжки 1860 года 狂斎画譜:
 

Оттуда же:


В 1857 году наш герой женился на первой своей жене, второй дочери художника Сузуки Киичи 鈴木 其一, Окйо お清. Она умерла в 1859 году (видимо, при родах или сразу после, родившийся первый сын тоже умер). Буквально через несколько месяцев Кёсай женился во второй раз на дочери Сакакибара Кэнкичи 榊原 鍵吉 (мастера боевых искусств), Тосэ 登勢.
Портрет своего тестя Кэнкичи Кёсай нарисовал несколько позже, в 1874 году (они были ровестниками и Кэнкичи пережил Кёсая):
 Самурай спокоен и невозмутим среди всякой нечисти.

В 1860 году Тосэ родила сына, названного также, как и отец - Шюзабуро 周三郎.
В том же 1860 году умер сначала отец Кёсая, Киэмон, а потом и Тосэ. На следующий год умирает старший брат художника. И Кёсай теперь становится самым старшим и главой семьи Каванабэ. Он берет себе родовую фамилию, которой пользуется вместе со всеми своими псевдонимами.

В 1863-66 годах выпускалась серия гравюр "сумасшедшего" Кёсая под названием 狂斎百図 ("Кёсай хяку-зу") - Сто картин Кёсая. Хотя реально популярность серии была такова, что гравюр в итоге было выпущено около двух сотен и не в одном издании. За основу бралась какая-нибудь известная поговорка или пословица. Или просто фраза на злобу дня. Или как придется. И Кёсай делал ее образное воплощение.

"Плохие новости бегут быстро".



Тэнгу соревнуются носами со слоном.

Ну, не сумасшедший ли?

Правда, не надо думать, что Кёсай баловался только гравюрами. В конце концов, школа (и не одна!) и талант позволяли.
Вот, скажем, что-то из китайской мифологии. Вполне достойный сюжет для ученика и последователя школы Кано:
Это 1862 год.


Или вот еще:
1865 год.
Это иллюстрация к легенде о Танабате. Пастух со своим быком и Ткачиха, разделенные Аманогавой. И сойки, собирающиеся построить мост для влюбленных.
Тут и не скажешь, что "сумасшедший". Все очень и очень достойно.

Или вполне официальный заказ на возвращение шёгуна Иэмочи Токугава из Киото в Эдо после вздрючки у императора.

Триптих, выполненный вместе с Тойохарой Куничика в 1863 году.
Боги и нечисть равно приветствуют возвращение шёгуна в Эдо на военном корабле и защищают его в пути.
Очень патриотично. Была выпущена целая серия аналогичных гравюр.

Тут надо напомнить, что описываемый период - то самое "интересное время", в которое, по мнению китайцев, жить не пожелаешь и врагу. Японию пришлось открыть после двухсотлетней самоизоляции под давлением "мировой общественности" в виде военных кораблей западных стран. В самой стране - бардак, разброд и шатания, а местами и вовсе гражданская война. Кое-где уже обосновались гайджины, внося дополнительный хаос пугающе новыми вещами, идеями, да и просто своим видом. Бакуфу мечется, не зная, что предпринять и куда двигаться.
А Кёсай еще рисует и такое, скажем:

Это из того же сборника "100 картин Кёсая". Длинноногие-длиннорукие бородатые монстры забавляются мелкими человечками. Намек кое-кому показался слишком очевидным. Разжигает, гад. А еще художник!
За разжигание и намеки Кёсаю пришлось познакомиться с токугавской кутузкой. Причем, говорят, даже не один раз.
Портфолио художника обогатилось картинками с натуры:

Так выглядели японские тюрьмы середины 19го века.

Впрочем, даже знакомство с кутузками не остановило Кёсая.
Не думаю, что он был так уж оппозиционно настроен. Просто раздолбай, который "что видит - о том поет", не всегда задумываясь о последствиях своих "песен".

Говорят, однажды в октябре 1870 года Кёсай со товарищи устроили очередную пьянку. Но не просто так, а тематически-художественную. Каждый участник рисовал что в голову придет. Сильно пьяному Кёсаю пришло в голову такое образно-издевательское воплощение озападнивания Японии, что государственные цензоры, которым в руки попал этот рисунок, схватились за головы.
Императорская цензура усмотрела в рисунке "оскорбление чувств". Кёсай получил несколько месяцев теперь уже императорской кутузки и 50 плетей.

Наглядно и почти автопортретно.

Сложно сказать, что повлияло в итоге: суровость ли наказания, резко вдруг сдавшее здоровье или что-то еще, но Кёсай решил, что "сумасшедшим" он больше быть не хочет. И поменял имя. Теперь его имя писалось так: 暁斎 - читается тоже "Кёсай", но смысл другой, типа "умиротворенный, благостный".
Возможно, повлияло и то, что в 1867 году Кёсай женился в третий раз на дочери служителя храма Ринно-джи, Чике 近. А в октябре 1869 года у них родилась дочь, Тоё とよ.

В общем, на какое-то время Кёсай угомонился. И писал всякие красивости и благообразности в соответствии с "новым" именем. По крайней мере, пытался писать.
Вот, скажем, из серии картин жанра "биджин-га" (портреты красавиц) 1871 года.

Прелестная красавица, одетая по моде конца 17го века с котиком за пазухой.



И еще красавица. Опять с котиком. Тоже 1871 год.
Прелестно, да? Сплошное умиротворение.

И в это же время Кёсай рисует, например, такое:

"Производство морской капусты".
Мрачные тона, множество мелких суетящихся человечков и в центре - руководяще-указующий дяденька в европейском костюме. То ли таки европеец, то ли разбогатевший "новый японский" в модном прикиде.

Или вот такое, тоже 1871 год, из целой серии карикатур:

Вот скажите, кто ему разрешил такое рисовать?!

Кёсай, похоже, вообще относился без одобрения к повальному увлечению Западом. Картин, высмевающих страсть некоторых японцев ко всему западному, у него изрядное количество.

Это тоже 1871 год.

В то же время нельзя сказать, что Кёсая совсем не интересовал Запад, его культура и искусство. Как раз наоборот, интересовали и даже очень. Но только в разумном приложении к имеющемуся своему богатству.
В 1873 году Кёсай проиллюстрировал "Басни Эзопа", не так давно появившиеся в Японии и переведенные на японский Тояма Масаказу.
Но проиллюстрировал с подтекстом, так сказать.
Вот, например:

Басня про Волка и Собаку.
Однажды Волк (на картинке он в японском кимоно), голодный и тощий, встретил Собаку (которая в модном европейском прикиде), толстую и гладкую. И поинтересовался, что Собака такое делает, чтобы так хорошо жить. Собака рассказала, что ничего особо сложного, хозяину служит. Тогда Волк спросил, почему у Собаки шкура вытерта на шее, что приходится прикрывать шарфом? Собака ответила, что должна носить ошейник и сидеть на цепи.
Тогда Волк заявил, что лучше быть голодным, чем носить ошейник.
Мораль понятна, да?

И еще оттуда:

Басня про Волка и Барана. У нас есть пересказ этой басни Крыловым "Волк и ягненок".
Как там все закончилось, помните? "Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать!"
Здесь, собственно, все кончилось примерно также. Только Волк одет как самурай, а Бараном явно работает европеец.

В 1873 году на Всемирной Выставке в Вене впервые была представлена и Япония. Помимо всего прочего, выставлялась и картина Кёсая (оригинал найти не удалось, вероятно, не сохранился). Так про художника узнали в Европе и весьма заинтересовались.
Скажем, в 1876 году в Японию прибыли французские художники Эмиль Гиме и Феликс Регаме. Помимо всего прочего, и для знакомства с Кёсаем. Кёсай был рад поболтать с коллегами и обменяться опытом.
Вот портрет Феликса, написанный Кёсаем:

Очень японский портрет, хотя изображен явно европеец. 

Симметричный ответ от француза:

Стало быть, портрет героя. Ему тут примерно 45 лет.


Продолжение следует. Во всяком случае, я на это надеюсь.


Tags: Картины-гравюры, Отдельные японские личности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 102 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →