Евгения (zajcev_ushastyj) wrote,
Евгения
zajcev_ushastyj

Category:
  • Mood:

Писанина

Мне иногда, знаете ли, хочется сказать. Ну, написать там что-то такое, что ни к Японии, ни к моему домохозяйствованию не имеет никакого отношения. Графомания, так сказать. 
Вот чтоб вас в заблуждение не вводить, завела я специальный тэг: Писанина. Как увидите такое, так знайте - Зайца приступ графомании одолел. Заходить не обязательно, можно смело листать френд-ленту дальше.

Камешки

Навеяно френд-лентой. Чисто по ассоциации.

Когда я стану древней старушкой... Кстати, не знаю, когда это случится и случится ли вообще, но, думаю, древней старушкой я стану где-то между-около 70-80, точнее пока сложно сказать. Да и вообще, может, это мне только сейчас кажется, что в этом возрасте я буду древней старушкой. Даже неизвестно, проживу ли я столько.

Так вот, когда я стану древней старушкой, то я, похоже, буду очень противной старушонкой. Толстенькой (есть тенденция), ворчливой и брюзгливой. Я буду всем читать мораль и всех учить жизни, и многократно повторять, возводя мутные глазки к небу, "а вот мы в свое время..." Что именно "мы в свое время" – уже не так важно. И так понятно, что "богатыри – не вы".

Надо думать, у меня к этому времени будет уже целый букет всяких старческих болячек, с окончаниями на –изм и –азм. Потому, конечно, характер у меня не улучшится.

Но иногда, совсем изредка, когда все мои –измы и –азмы будут временно оставлять меня в относительном покое, я буду тихо сидеть у окна, или на веранде, или просто в каком-нибудь парке на лавочке. Я буду смотреть, как дождик стучит каплями по земле и листьям, или как пылинки пляшут в солнечном луче, или просто смотреть в никуда. Потому что в это время внутри своей старой и седой головы я буду откапывать старый, запылившийся горшок, в котором насыпаны все мои дни, как камушки. Один день – один камушек.

И эти камушки я буду бережно перебирать, откапывая из разных слоев и бесполезные обломки булыжников, и настоящие драгоценности, и блескучие дешевые побрякушки.

Самые первые камушки, на самом дне – самые хрупкие, давно уже почти все перетерты в пыль, тонкую и легкую. Но в этой пыли, если хорошенечко покопаться, можно найти странные и непонятные формы, похожие на древних ископаемых трилобитов какой-нибудь мезозойской эры. Если осторожно оттереть их от пыли и даже поскрести слегка ногтем, то вдруг сверкнет из глубины этой древности бриллиант чистейшей воды, самые яркие, самые первые картинки. И даже звуки и запахи того времени вдруг вспыхнут и заиграют, осветив закоулки старого чердака моей памяти. Когда деревья были большими и весь мир легко умещался во дворе дома.

А вот слой повыше, "сознательное" детство. Пыли не так много уже. И камушки похожи на гладкие разноцветные стеклянные шарики. Простые и незамысловатые радости и такие же – сокровища. Изредка попадаются осколки шариков, с острыми царапающими краями – детские обиды, расколовшие когда-то яркий шарик, способны оцарапать и сейчас.

Редкие искристые камушки, совсем маленькие и побольше – радости узнавания нового, новых друзей, новых мест, новых знаний и умений.

Мутные однообразные стекляшки монотонных школьных дней. Но даже в этих мутных стеклышках иногда поблескивают искорки редких счастливых моментов или темные пятна обид и "дружеской" лжи.

Еще чуть выше, еще чуть старше... О, а тут уже встречаются яркие и угловатые самоцветы: влюбленности и дружбы. Каждый камешек окрашен ярким и чистым цветом, они играют и переливаются на свету. Как играли и переливались красками мои дни, когда я была влюблена. Я помню их все, мои влюбленности. Некоторые бледнели со временем, и камушки дней словно выгорали и оплавлялись, становясь такими же одинаковыми хрупкими стекляшками, как и все прочие монотонные будни. А некоторые и до сих пор посверкивают точеными гранями, иногда все еще способными оцарапать толстую шкуру моей души. Мальчики, где вы сейчас, что с вами сталось?

А вот чуть позже еще, новые камешки. Тяжелые, молочно-белые, теплые на ощупь. Их приятно держать в руках, катая по ладони. Девочки мои, девчонки. Дни с вами, еще маленькими, были похожи на эти тяжелые, непрозрачные камни. Со временем белизна и тяжесть сменялись яркими, шустрыми как окрашенные капельки ртути, днями вашего взросления. Вот несколько с яркими золотистыми блестками – первые шаги, первые слова...

Камушки, камушки... Чем выше, тем меньше ярких красок, странных и острых форм. Все больше мелких, почти бесцветных, похожих на крупные песчинки, обкатанные морем до гладкости. И все чаще попадаются черные, сплавленные в острые обсидиановые сколы, тяжелые и режущие руки – кто-то уходит навсегда, оставляя оплавленые в черноту и расколотые дни.

Каким будет последний камушек? Успею ли я положить его в свой секретный горшок с сокровищами? Или выпадет он у меня из рук и закатится в теплую, пахнущую солнцем и домом пыль...

 
Tags: Писанина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →