Евгения (zajcev_ushastyj) wrote,
Евгения
zajcev_ushastyj

Categories:
  • Mood:

Киото Гион Матсури

 
С 1го по 31 июля каждый год в Киото проходит один из трех крупнейших и, пожалуй, самый известный локальный фестиваль в Японии – Киото Гион матсури 祇園祭. Как говорится, кто этого не видел, тот вообще ничего в Японии не видал.
Понятное дело, что следить за каждым шагом фестиваля могут себе позволить либо в нем участвующие, либо великие энтузиасты. Я ни к тем, ни к другим не отношусь. Потому я простенько и быстренько расскажу вам все самое, с моей точки зрения, интересное. Если кому хочется более детальной информации, в тексте буду оставлять ссылки на всякие интересные сайты по этой теме.

Когда-то, многие тыщи лет назад, где-то в Индии появился страшный и грозный бог Гавагрива, живший на горе Джетавана в одноименном монастыре. На картинах его избражали в виде разгневанного воина с головой обезьяны в качестве короны или шлема. Бог этот в гневе насылал эпидемии и страшные болезни на нечестивых, но он же и спасал от этих напастей праведных.
Вместе с буддизмом бог Гавагрива прошел по земле Китая и Кореи и в конце концов оказался и в Японии, где стал называться Гозу Тенноу 頭天王 или Гион (по китайскому названию монастыря Джетавана). Каким-то хитрым образом сей грозный бог стал одной из ипостасей древнего японского синтоистского бога Сусаново-но-Микото (младший брат Аматерасу Оомиками, богини Солнца; можно еще посмотреть тут), что совершенно обычно для японского тесного переплетения буддизма и синтоизма. В Японии этот бог был достаточно популярен, потому как постоянные эпидемии разных болезней регулярно прореживали население Ояши-ма-куни – Страны Восьми Островов (древнее самоназвание Японии). Потому храмы, посвященные этому божеству, имеются во многих японских городах. Но самый известный – Ясака-джинджя в Киото, он же – Гион, давший название району Киото, где расположен храм, и самому известному фестивалю.
История фестиваля начинается в 869 году. В тот год очередные эпидемии вкупе с землетрясениями и наводнениями выкашивали население японского государства. И 7го июля настоятель храма Ясака с позволения императора Сэива предпринял попытку умилостивить гневного бога Гозу Тенноу самыми эффективными на тот момент действиями. Переносной храм, о-микоши, был пронесен торжественной процессией Гион Горйоуе в сопровождении 66 богато украшенных пик (представлявших 66 провинций японского государства в то время) по улицам Киото от храма Ясака до императорского дворца. Где все 66 пик были омыты водой из дворцового священного пруда (надеюсь, вы помните, что японский император – потомок богини Аматерасу, стало быть, родственник тому самому Сусаново и вообще – сам почти бог, только по другой части). Проникся ли гневливый Гозу Тенноу просьбой родственника или процессия понравилась, но только череда несчастий прекратилась. С того момента процессию Гион Горйоуе стали повторять регулярно, как только казалось, что Гозу Тенноу опять сильно не в духе.
К концу 10го века, с 970го года, процессия проводилась ежегодно 14го числа шестого лунного месяца. А где-то в веке одиннадцатом копья как оружие были заменены на богато декорированные деревянные тележки с длинным и мощным шпилем наверху, представляющем то, чем они были когда-то – копье, пику. И название – хоко (боко) – сохранилось.
Ежегодная процессия продолжалась до середины 15го века, когда война Онин (1467-1477) прервала традицию на несколько десятилетий.
Гион матсури был возобновлен в начале 16го века и уже в том виде, в каком продолжается и в наше время. Очень часто именно начало 16го века указывается как начало Гион матсури. Возобновлен фестиваль был усилиями киотосского купечества и мастерами традиционных ремесел, сильно разбогатевшими к этому времени. Тележки хоко были дополнены тележками яма, общее количество их сократилось до 32 и весь праздник приобрел оттенок не столько религиозной церемонии, сколько парада тщеславия киотосских купцов: все тележки были богато украшены европейскими и арабскими коврами и гобеленами и живописью старых китайских и японских мастеров, демонстрируя богатство и состоятельность организаторов шествия. Каждая тележка находилась "на содержании" определенной семейной или профессиональной группы, которая отвечала за сохранность и состояние тележки во время фестиваля и в течение остального года ее хранения. Именно эта группа имела первоочередное право украшать тележку своими богатствами и брать плату за осмотр всех этих красот изнутри. Именно представители этой группы имели первоочередное право на провоз своей колесной сокровищницы по центральным улицам города во время общего парада.

За прошедшие пятьсот лет Гион матсури не был отменен практически ни разу, несмотря ни на какие события как внутренней, так и внешней истории. Даже вердикты правительства, запрещающие публичные религиозные церемонии, были удачно похерены.
Хорошо представляю себе эту картину: делегация самых уважаемых купцов столичного города Киото приходит на прием к градоначальнику, и говорят купчины примерно следующее:
- Слышь, братан. Такое дело, понимаешь. Религиозные церемонии – дело, ясен пень, бритоголовых монахов. Пусть себе завывают в своих монастырях. Но Гион матсури ты не трожь: какая тебе, к лешему, религиозная церемония? Чисто народное гуляние: пожрать, погулять, себя показать, на других поглазеть. А навар, который мы с этого имеем и тебе налогами платим, чем заменять собираешься?
Может, конечно, и не так оно было сказано. Но факт остается: в 1533 году, когда шйогунатом Муромачи все религиозные шествия были запрещены, только Гион матсури продолжал свое яркое и насыщенное существование.
Некоторое уныние наметилось только в начале эры Мейджи (середина 19го века), когда столицей стал Эдо-Токио и многие знатные люди, в том числе и состоятельные купцы, покинули Киото и переехали в Токио. Тогда были утрачены некоторые из тележек и вообще, похоже, праздник проводился скорее по привычке, чем с реальным энтузиазмом.
Но в 70х годах прошлого века, когда японская экономика начала бурный рост, Гион матсури вновь стал тем, чем он был все долгие столетия своей истории: живым воплощением духа города, его верности традициям и своим богам.
Утраченные тележки были восстановлены. Праздник получил полную поддержку правительства как города, так и страны. И служит одним из самых завлекательных зрелищ древней столицы японского государства.
Основное отличие Гион матсури от других многочисленных фестивалей в том, что он не был позаимствован простыми людьми у аристократии, как, например, Ханами, Хина-матсури, Танабата и прочие. Этот праздник был придуман простыми японцами для себя. С оглядкой на императорский двор, конечно, но уже по собственному оригинальному сценарию и исполнению. Это живое воплощение духа города, в чем-то - тщеславное самолюбование, в чем-то - забота о согражданах (религиозная составляющая, как защита города и его жителей от несчастий и гнева богов, все еще присутствует!), в чем-то - пополнение собственного кошелька на зеваках и приезжих. В любом случае – это уникальное и неповторимое по яркости красок и впечатлений событие. Многие локальные фестивали по всей Японии были инспирированы Гион матсури, хотя сейчас уже не имеют с ним практически ничего общего (например, Данджири матсури в городе Кишивада, префектура Осака).
Расписание фестиваля по дням можно посмотреть, например, в Википедии.
Самое известное и самое популярное событие фестиваля, которое обычно и привлекает толпы народа как со всей Японии, так и из-за границы, это Ямахоко (Ямабоко) Джюнкоу 山鉾巡行 – парад всех 32х тележек яма и хоко по основным улицам Киото и три дня, предшествующих этому параду (дни эти имеют собственные названия в расписании фестиваля: 14 июля – Йоийоийоияма, 15 июля – Йоийоияма, 16 июля – Йоияма).
В течение трех дней, предшествуюших параду, все тележки яма и хоко доступны для осмотра всеми желающими. Часть – бесплатно, часть – за какую-то плату. Семьи, имеющие отношение к фестивалю, хранители и содержатели тележек, устраивают что-то вроде домашних выставок, открывая для всех желающих часть своих домов, чтобы можно было посмотреть фамильные сокровища в виде старинных ковров, гобеленов, традиционной живописи и антикварной одежды и утвари. В день парада все эти сокровища будут выставлены в качестве украшений тележек. Именно потому парад Ямахоко Джюнкоу часто называют "предвижным музеем".
Кроме того, по всем улицам, где стоят тележки, ожидая дня парада, развернуты многочисленные палатки-едальни под открытым небом, где можно налопаться по самые уши всеми видами японского традиционного и современного фаст-фуда. Продаются сувениры и амулеты. По вечерам эти улицы закрываются для всех видов транспорта и становятся местом народных гуляний. Именно для прогулок по центру Киото вечерами с 14 по 16 июля местное население закупается юкатами. Ходячая выставка модных в этом сезоне юката и аксессуаров к ним.
17го июля – самый главный день фестиваля. В 9 часов утра торжественной церемонией открытия начинается парад тележек.
Вот тут можно найти описание всех тележек с краткой историей, связанной с каждой из них.
Коротко можно сказать следующее:
Тележки "хоко" – 9 штук.
Средний вес – 12 тонн
Общая высота – около 25 метров, высота до "шпиля" – около 8 метров
Диаметр колес – около 2 метров
Ширина тележки – около 4 метров, длина – около 6 метров.
Количество людей, необходимых для передвижения тележки во время парада – 30-50 человек плюс 2-4 человека направляющих и организующих всю эту команду. В это число не входят музыканты, сидящие внутри тележки.
Тележки "яма" – 23 штуки.
Средний вес – 1.2-1.5 тонн
Размеры (высота-ширина-длина) варьируются в довольно широких пределах и зависят в первую очередь от того, предназначена ли эта тележка для передвижения на колесах (диаметр колес около 1.5 метров) или для переноски на плечах носильщиков. 
От этого же зависит количество людей, необходимых для передвижения тележки: в среднем, от 14 до 24 человек. Впрочем, сейчас на колеса поставили даже те тележки, что изначально предназначались для переноски на плечах.
Каждая тележка имеет свое название, свой символ, свою одежду-униформу для команды-"двигателя".
Порядок движения тележек определяется жеребьевкой в самом начале фестиваля, но открывает парад всегда одна и та же тележка – Нагината-боко. На верхнем "этаже" этой тележки присутствует единственный живой персонаж (не считая, конечно, музыкантов и двигающую команду), как временное воплощения бога Гозу Тенноу (生稚児 Икичиго) – мальчик, одетый в традиционный костюм и загримированный согласно традициям эпохи Хэйан. Мальчика этого торжественно выбирают каждый год из числа потомков самых уважаемых семей Киото. На остальных тележках находятся наряженные в антикварное платье куклы в полный человеческий рост.
Имейте в виду, что помимо исторической и художественной ценности, эти тележки имеют весьма примитивное устройство: коробка на четырех колесах. Никакого, даже самого простого, поворотного механизма не предусмотрено. Потому наблюдение за тем, как толпа народа старательно разворачивает всю эту многотонную махину, набитую людьми и сокровищами, по асфальту современного города – удовольствие, ради которого многие занимают места вдоль улиц за несколько часов до начала парада.

На сем теоретическую часть позвольте закончить и перейти к фото-документальной. Фотки сделаны лично мной в этом году. Качество средней паршивости, но надеюсь, что представление о празднике вы получите.

Сначала я поперлась глазеть на красоты фестиваля 15 июля, утром. Пока не очень жарко и народу немного. 
  
Слева - украшенная фонариками улица, по которой должно пройти шествие.
Справа - одна из тележек (хоко) "на приколе", соединенная временным переходом с жилым домом, в котором развернут временный же музей. Вот туда я и полезла любопытствовать.
  
Гобелены, представленные в "музее". На левом вместе с воздушным шаром имеются французские флаги. Вот только не спрашивайте меня, какое отношение имеют Франция и воздухоплавание к Гион матсури. Скорее всего, хозяевам просто понравился коврик.
На правом - какая-то сцена из древне-греческих мифов.

 
Подношения и подарки фестивалю. На левом снимке - в глубине сидит кукла, которая во время процессии будет сидеть на верхнем этаже тележки, представляя какой-то персонаж из японской мифологии или истории (не знаю, к сожалению, какой именно). На правом снимке - еще подарки, в том числе свежие фрукты и овощи. А на видном месте - корона, которая будет на кукле.

  
Левый снимок: переход из "музея" на верхний этаж тележки.
Справа - деталь позолоченной резьбы колонны, поддерживающей крышу тележки.
Потом я просто пошла шляться по улицам, отданным на разгул фестиваля, щелкая все подряд, что привлекало лично мое внимание.
  
Слева - старшая группа детского сада тоже посетила этот музей и тележку. Для детей - бесплатно.
Справа - продажа сувениров и амулетов.

  
Палатки-едальни вдоль улиц. Пока пустые и тихие, слишком рано. Слева, в глубине, видна еще одна тележка.
Но вот (на правом снимке) отдельные умельцы уже приступили к подготовке.

  
Слева - тележка в виде корабля. Справа - птичка с "носа" этого корабля. Все тележки бережно упакованы в полиэтилен на случай дождя, да и от грязи и пыли большого города. Пленку снимут перед самым парадом (если погода будет хорошая).
  
Слева - лавочка сувениров, стеклянные безделушки.
Справа - мама режет зеленый лук для какой-то еды, а сынишка, наряженный в детскую юкату, наблюдает.

  
Слева - мужик зарисовывает отдельные детали тележки.
Справа - домашний музей.

  
Слева - мамы и дочки в юката. Мини-юката обнаружены не были!
Справа - сувениры-амулеты, приобретенные мной в тот день. Веер-учива и "чимаки" - амулет, отгоняющий злых духов.
В следующий раз я поперлась смотреть Гион матсури в самый пик - утром 17 июля. Первый раз за все время жизни в Киото я, наконец, сподобилась выползти из дома в 35-градусную жару и почти 100%-ную влажность. 
Заняла стратегически выгодную наблюдательную позицию на тротуаре и приготовилась ждать. Ждать пришлось почти 1,5 часа, причем, отойти в тенек не было никакой возможности: слишком много желающих на один маленький клочок асфальта, занятый моей задницей.
Чтоб не свихнуться от жары и безделья, наблюдала за окружающей действительностью.
  
Слева - полицейские перегораживают проезжую часть декоративными барьерчиками.
Справа - зрители треплются с женщиной-полицейским, наблюдающей за порядком на вверенном ей участке тротуара.

  
Открывает шествие патрульная машина городской полиции. За ней немедленно оккупировали все самые удобные точки для съемки аккредитованные владельцы фото- и видео-техники.


Все затаили дыхание... А полицейские - присели, чтобы не мешать съемке.

  
Офисные страдальцы, вынужденные сидеть на работе (день-то рабочий!) прилипли к окнам. Кто смог - вылез на крыши и козырьки.
И вот оно показалось:


Теперь эту дурынду надо развернуть на 90 градусов. Про отсутствие поворотного механизма я уже упоминала. Так вот, чтоб развернуть тележку, под колеса подкладывают бамбуковые рейки и поливают их водой, и по этому мокрому и скользкому настилу толкают.
  
Развернуть с одного раза невозможно. На полный поворот нужно 3 рывка. Занимает это минут 10.
Справа - почетные зрители, мамы участвующих в параде детей. Быть избранным на какую-либо роль в этом фестивале - великая честь не только для мальчика, но и для его семьи. Родственники получают право наблюдения за парадом с самых выгодных позиций.
Развернутая тележка продолжает путь:


Кстати сказать, в параде принимают участие только мужчины, от 7 до .... лет. Не женское это дело - по жаре тяжести таскать. 
Думаю, все японские боги просто обязаны проникнуться таким подвигом. Я чутьне сдохла там, сидючи на складном стульчике всего-то два с половиной часа. А они - таскали эти тяжести с 8 утра до 12 дня! И на этом фестиваль еще не кончается...

Вот тут имеются все видео-зарисовки, сделанные мной на фестивале: http://ru.youtube.com/profile_videos?user=zaicushastyj  (смотрите под общим названием "Киото Гион Матсури 2008")
Картинки о фестивале можно посмотреть в галерее: http://ljplus.ru/images/of/zajcev_ushastyj?ch_user=zajcev_ushastyj&sort=t&fid=177024&year=2008
 
Tags: Видео, Киото Гион Матсури, Местные пейзажи, Праздники, Традиции, Этнографическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments