Евгения (zajcev_ushastyj) wrote,
Евгения
zajcev_ushastyj

Categories:
  • Mood:

Чайный дыбр

Представьте себе подземку в Киото обычным субботним днем. День не пиковый, и время тоже. Потому народу в вагонах немного. Ровно столько, чтобы почти все сидячие места были заняты плюс некоторое количество нежелающих присаживаться пассажиров. Все одеты примерно одинаково в остро и постоянно модной тут цветовой гамме: сочетание серого-синего-коришшневого плюс обильное использование чОрного и незначительные вкрапления всех остальных цветов. И вот на одной из станций в это уныло-однообразное царство сдержанности вплывает нечто ярко-красное с белым, расшитое с головы до ног многоцветной тесьмой с позолотой. Метя широким подолом по обуви сидящих, чудо в красном с золотом гордо продефилировало из одного конца вагона в другой и грациозно плюхнулось на свободное место. Близсидящие резко сдвинулись в стороны, явно опасаясь, что такому великолепию будет тесно на стандартном отрезке вагонного диванчика. Великолепие облегченно вздохнуло и углубилось в изучение какой-то бумажки. Остальное население вагона временно оставило все свои игрушки в мобильниках, книжки и разговоры ни о чем и занялось деликатно-пристальным изучением странной природной аномалии, изредка делясь выводами с соседями.
Чудом в бело-красно-золотом была Зайца, наряженная в сувенирно-народный сарафан и похожая на расписную арбатскую матрешку.
За каким лешим Заяце понадобилось пугать местное население своим великолепием, я и собираюсь вам рассказать. 

Но начать придется очень сильно издалека. Аж со времен славного и могучего Тойотоми Хидейоши. То бишь со времен эры Момояма, пятьсот с лишним лет назад.
Ну, Хидейоши - деятель известный и уникальный даже для Японии. Живи он еще лет на пятьсот пораньше, легенды наделили бы его сверхспособностями вроде видения сквозь стены и левитации. Но даже и в сильно уже цивилизованном и забюрократизированном 16ом веке Хидейоши сумел сделать то, что не удавалось в Японии больше никому ни до него, ни после. Из крестьянского сына, даже происхождение отца которого толком неизвестно, он сумел стать единовластным правителем всей Японии. Такой японский Наполеон. Кстати, похож на своего французского собрата по судьбе еще и тем, что так и не смог установить собственную династию, хотя и очень старался.
Но Хидейоши не только саблей махать умел и войсками командовать. Еще будучи одним из слуг своего господина и покровителя Ода Нобунага, Хидейоши показал недюжинный талант в не самом простом искусстве традиционной японской чайной церемонии. Именно в этом качестве он и познакомился впервые с Сэн Рикю - одним из величайших мастеров чайной церемонии того времени и персональным мастером самого Ода Набунага. 
Сэн Рикю был продолжателем уже вполне сформировавшихся традиций японской чайной церемонии и своего наставника Такено Джу. В качестве дальнейшего усовершенствования этих традиций и максимального приближения их к идеалу, основанному на буддийском видении мира, именно Сэн Рикю ввел в использование особый дизайн хижины для чайных церемоний:

Личное изобретение Сэн Рикю - превращение входа в чайный домик в собачий лаз. Чтобы уравнять в позициях всех гостей: неважно, какой у тебя ранг и каков доход, в этом дом ты все равно должен вползать на карачках. Все равны перед судьбой, Буддой и Чаем.
И он же сделал очень многое, чтобы предельно упростить церемонию, доведя ее до совершенства, и старался использовать только самые простые вещи, хотя и превосходного качества.
В некоторых отношениях Сэн Рикю был полной противоположностью Тойотоми Хидейоши:
будучи наследником одного из богатейших купеческих семейств Сакаи (ноне один из пригородов Осаки, в те времена - основной порт Кансая и центр торговли с Китаем), отказался от богатства в пользу красоты и гармонии чайной церемонии, переехал в Киото и несколько лет изучал буддизм в монастыре Дайтокуджи,
во всем предпочитал простоту, избегая использовать дорогие вещи даже для приготовления чая для правителя Японии, Ода Нобунага, персональным чайным мастером которого являлся.
Хидейоши же, придя к власти и дорвавшись до баснословных богатств, о которых в своей юности мог только мечтать, изготовил себе переносную комнату для чайной церемонии и таскал ее за собой повсюду. Все вещи в этой комнате были покрыты слоем золота. Позже, в новопостроенном замке в Киото, Момояма, также устроил чайную комнату, вызолоченную от татами до самой маленькой детали чайной утвари.
После смерти Ода Нобунага Хидейоши оставил за Сэн Рикю его должность первого мастера чайной церемонии и лично способствовал развитию и совершенствованию этого вида традиционного искусства. Но, судя по всему, был не очень доволен тем, что его наставник позволяет себе вмешиваться в политику.
В общем, то ли по политическим мотивам, то ли в виду личной неприязни, но однажды в 1591 году Хидейоши, вернувшись домой после совместного распития чая со своим мастером, отправил тому распоряжение совершить почетное самоубийство. 
Дело Рикю продолжал его приемный сын, который позже передал дело своего учителя его внуку, Сэн Сотану. Сотан же перед тем, как уйти на покой, разделил имущество и саму школу между тремя своими наследниками. Так образовалось три направления чайной церемонии, существующие и по сей день: Омотосэнкэ, Урасэнкэ и Мушанокоджисэнке.
Все эти школы, как и многие другие, развивались своим путем, совершенствуя свое видение Ча-до ("Пути чая"). В чем разница между ними - могут сказать только они сами или особые энтузиасты-специалисты. А для обывателей вроде меня вся разница скорее всего сводится к тому, что последователи одной школы чай мешают справа налево, а другой - наоборот. Но обе подводят под свой способ теоретические основания из буддийской философии.
Один из прямых потомков Сэн Рикю, хранитель традиций школы Урасэнкэ, в середине прошлого века основал международную организацию, призванную способствовать распространению идеи Ча-до за пределами Японии. Именно благодаря столь мудрому и дальновидному шагу о школе чайной церемонии Урасэнкэ знают практически во всем мире, а остальные - пока не так известны.
В наше время школа Урасэнкэ имеет колледж для иностранных учащихся., желающих приобщиться к древней и благородной традиции. Одной из учениц колледжа Урасэнкэ в этом году стала очень симпатичная девушка Саша, которая и пригласила Зайца посетить чайную церемонию этой школы.
Девушка Саша - ЖЖузер и мой очень хороший друг. Забыла спросить разрешения на обнародование ее ника (может, человек не хочет сообщать всему ЖЖ-сообществу, что сейчас изучает чайную церемонию в таком крутом месте!), а потому пока воздежусь от этого.
Штоб вы знали, чайная церемония - это вам не на кухне чайку дерябнуть из стаканчика с серебрянным подстаканником, с вареньем и плюшками. Японские чаи гонять - это надо при полном параде. Вот с полным парадом у меня всегда проблемы.
В японском понимании "припарадиться" - напялить на себя нечто очень строгого покроя и чОрное с головы до ног. Если повод для парада радостный, то можно украситься яркими побрякушками в сильно ограниченном количестве. Или можно надеть специальное очень официальное кимоно, если оно есть и если умеешь его надевать.
Кимоно у меня есть. Подарок свекрови, которая, следуя традиции, передает кимоно уже неподходящие ей по возрасту, своим невесткам. Но если учесть, что свекровь ниже меня сантиметров на 20, то мои руки торчат из рукавов этого кимоно совершенно неприличным образом. Считай, кимоно это - вроде картины на стене, любоваться можно, а вся польза - дырку на обоях загораживает.
Третий вариант припарадится для не-японца в Японии - надеть национальный костюм.
Как уже всем ясно из первого абзаца, именно этот вариант я и предпочла.
Изначально мы планировали выносить мозги местному населению всем семейством, благо сарафаны есть и у девчонок. Но по ряду обстоятельств от этой соблазнительной идеи пришлось отказаться. И Заяца блистала в гордом одиночестве. По тем же обстоятельствам пришлось пользоваться общественным транспортом, что, безусловно, довело разрушительный эффект от сказочной зайчьей красоты до максимального значения.
После пассажиров метро следующей моей жертвой, точнее - жертвой моего сарафана, оказался некий молодой человек, топавший от станции подземки в одном со мной направлении. Молодой гайджин, ориентировочно лет 25, мама-украинка, рожден в Израиле, учится в университете в Киото (вся информация - с его слов), изучает искусство махать мечом где-то недалеко от Урасэнкэ. Потому и был приглашен посетить это чайное действо перед началом очередной тренировки. В отличие от меня, не знал, что тут чай пить положено в парадном костюме, а может, и нет у бедного студента парадного костюма. Был одет в нечто чОрно-джинсовое, под мышкой нес деревянный меч полутора метров длиной, бережно упакованный в полиэтилен.
Мило беседуя на разные темы, понятные только гайджинам, живущим в Киото, мы таки добрались до Урасэнкэ и были приглашены в особый павильон для проведения таких вот многолюдных чя-каев (чайных церемоний с большим количеством гостей).

Дорожка к павильону.
В самом павильоне процесс охмурения юноши пришлось прекратить, потому как я там оказалась не единственной русской гостьей, хотя и единственным сарафаном.
Еще одной гостьей из России оказалась тоже пользовательница ЖЖечки  neulovimaya , очаровательная дама, заставившая своим обаянием и остроумием несколько потускнеть блеск моего наряда. Ну, а потом нас всех проводили в комнату для вкушения чая.
Комната была освещена не очень ярко, а использовать вспышку я как-то постеснялась. Потому фоток немного и качества они весьма среднего.

Собственно комната и один из студентов-гайджинов, Сашин товарищ по несчастью.
Комната совершенно офигительной японской красоты: такая традиционная изысканная простота.
 
Токонома, украшенный согласно сезону: в китайской вазочке осенние цветы, на стене - свиток с каллиграфической надписью одного из потомков Сэн Рикю (не помню, к сожалению, какого именно; кажется, отца нонешнего главы школы)..

Вот этот молодой человек готовил чай для нашей компании (было человек 15, наверное). Затрудняюсь сказать, насколько он был искусен в своем действе, но все выглядело очень торжественно и в меру церемонно.

Дама, которая по ходу дела объясняла присутствующим, что собственно происходит в данный момент. Позже она рассказала, что родилась в Штатах, чайную церемонию начала изучать там же, а здесь совершенствуется в своих умениях.

Плюшка к чаю. Традиционное японское вагаши: колобок из мочи-риса с начинкой из адзуки. Какой-то смысл у конкретно этой плюшки тоже был, но я увлеклась разглядыванием обстановки, процесса приготовления чая и все прослушала. Кажется, каким-то образом тут обыграна тема "Истории принца Генджи" (книге в этом году отмечают 1000 лет и потому все, буквально - ВСЕ, как-то обыгрывают эту тему). 
Поскольку практически все гости были не-японцами, чай был подан облегченной концентрации. Обычный чай пить могут только закаленные этим процессом, для нежных гайджинов его приготовили в сильно разведеном виде. Потому был непривычно вкусен.
После того, как все гости вкусили чаю с плюшками, и посуда была убрана, гостям позволили вести себя вольно. И все кинулись фотографировать комнату, чайную утварь и друг друга на фоне.
Вот тут-то и настал звездный час Зайца! Теперь я знаю, как должна была чувствовать себя Золушка на балу: никто не знает, кто она и что, но всяк норовит пошшупать и сфоткаться на фоне.
В итоге Заяца работала фоном, а  neulovimaya - фотографом-любителем. Только мы сообразили, что пора зашибать бабло, как все закончилось. Гости разбежались. Потому мы упросили кого-то из студентов Урасэнкэ сделать снимок:

Русские в Урасэнке! Слева - [info]neulovimaya , справа - Саша на правах хозяйки, на фоне, стало быть.
 

Фото из серии "тут была Зайца". Я и Урасэнкэ.

Вы только что ознакомились с сочинением "Как я провела выходной день". 
Tags: Всякая всячина, Про друзей, Этнографическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 104 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →