Евгения (zajcev_ushastyj) wrote,
Евгения
zajcev_ushastyj

Categories:
  • Mood:

Синее фурисодэ.


Прошлый пост про барахолку и более ранний разговор с прекрасной yoooнапомнили мне одну старую местную байку, которую я давно собиралась рассказать, да все забывала. А тут очень в тему, считаю.

Лет эдак триста назад, а может, и поболее, в славном городе Эдо жил богатый купец Хикойемон. Торговал он саке и всякой прочей "огненной водой", чем и нажил свои богатства. Судя по всему, неплохой был человек и честный купец, уважаемый и соседями, и домочадцами, и покупателями. Была у того купца единственная дочка, О-Самэ, мать которой умерла, когда девочка была совсем маленькой. Купец же, души не чаявший в малютке-дочке, так и не женился больше, всю свою заботу отдав единственному ребенку. Девочка ни в чем не знала отказа и росла как у Будды за пазухой.
 
Однажды жарким летним вечером О-Самэ вместе с нянькой и служанками отправилась к ближайшему храму на фестиваль. И среди шумной толпы увидала молодого человека, судя во виду, из знатной самурайской семьи. Юноша был так хорош собой, что О-Самэ на мгновение забыла кто она и где находится. Очнувшись, она приказала служанке немедленно выяснить, кто был этот молодой человек. Но найти его не удалось и никто из окружающих не мог ответить на вопросы служанок О-Самэ о юноше, а среди самурайских семей, живших поблизости, не было никого хоть немного похожего. 
С того дня О-Самэ потеряла покой и сон и все грезила о прекрасном юноше. Обеспокоенный отец делал все, что мог, чтобы разузнать о неизвестном молодом самурае, но никто ничего не знал. 
О-Самэ ждала известий о своем возлюбленном и заказала себе парадное фурисодэ - кимоно с длинными рукавами. Пока кимоно шили, девушка каждый вечер перед сном представляла себе, как наденет новое кимоно и пойдет опять в тот храм на фестиваль. И уж в таком-то прекрасном фурисодэ она будет привлекать общее внимание и, конечно же, молодой самурай заметит ее и захочет узнать кто эта прекрасная девушка. 
И вот готовое кимоно принесли О-Самэ. Ах, какое это было сказочно-прекрасное фурисодэ! Синий шелк самого лучшего качества струился, как горный поток. И на синем фоне цвели яркими шелками волшебные цветы... Восторгу О-Самэ не было предела. Конечно, это самое лучшее фурисодэ на свете! И конечно же, девушку в таком наряде просто нельзя не заметить. 
При первой же возможности О-Самэ надела синее фурисодэ и опять пошла в знакомый храм на фестиваль. Все прохожие восхищались красотой О-Самэ, а другие девушки только беспомощно завидовали такому наряду.   
Весь вечер О-Самэ гуляла около храма. Но прекрасный юноша так и не появился. 
Но ничего, наверное, он просто был занят или ненадолго уехал из города. Надо еще немного подождать до следующего фестиваля. А это прекрасное кимоно пусть висит в комнате рядом с постелью. Чтобы каждый вечер любоваться цветами на синем шелке и мечтать о новой встрече с возлюбленным. 
  
Время шло. Никаких известий о молодом человеке не приходило. Каждый вечер О-Самэ сидела около синего фурисодэ, любовалась яркими цветами, вышитыми на нем, и грезила о любимом.
И вот Хикойемон и все домашние стали замечать, что девушка бледнеет и слабеет, тает на глазах и чахнет. И ничего ей больше не хочется, кроме как сидеть возле своего синего фурисодэ и грезить. А фурисодэ сверкало яркими шелками в полумраке девичьей комнаты. 
Встревоженный Хикойемон приглашал лучших врачей и тратил бешеные деньги на лекарства, но ничего не помогало. 
Не дожив до следующего фестиваля в храме всего пару дней, О-Самэ умерла.     
Горю Хикойемона не было предела. Похоронив любимую дочь, купец собрал все ее вещи и отнес в тот самый храм, как подношение богам с мольбой о лучшем перерождении для дочери. 
Что стало потом с купцом Хикойемоном, никому доподлинно неизвестно. Одни говорят, что вскоре после того оставил он Эдо и ушел в горы, жить монахом-отшельником. Другие сказывают, что погоревав какое-то время, купец в конце концов женился и утешился с новой семьей. Как бы ни сложилась его судьба - не о том речь. 
  
Настоятель того храма, где О-Самэ повстречала свою несчастную любовь и куда ее отец принес все ее вещи, решил поправить дела храма продажей части подношений. В том числе было продано и синее фурисодэ. И за него настоятель храма смог выручить неплохие деньги, потому что кимоно смотрелось совершенно новым и необыкновенно красивым. 
Новой хозяйкой синего фурисодэ оказалась молодая девушка примерно того же возраста, что и О-Самэ, дочь мастера-кузнеца. Девушке очень понравилось новое кимоно. На фестивале она в этом фурисодэ была самая красивая и все молодые люди смотрели только на нее! Так, что она попросила повесить кимоно у нее в комнате, чтобы любоваться по вечерам перед сном и мечтать о любви. 
И вот через некоторое девушка неожиданно стала болеть и чахнуть, слабея прямо на глазах. Никакие врачи со своими лекарствами и монахи с молитвами никак не могли помочь ей. Целыми днями девушка сидела в своей комнате около синего фурисодэ, гладила нежный шелк и любовалась яркими цветами, которые, казалось, светились в полумраке. 
Вскоре девушка умерла. Похоронив ее, родственники принесли во все тот же храм богатые подношения, среди которых оказалось и синее фурисодэ. 
 
Настоятель храма никак не ожидал увидеть вновь это кимоно, да еще и так скоро. Удивившись, однако, решил продать его еще раз, благо фурисодэ выглядело совершенно неношенным и переливалось яркими красками. 
Хозяйкой кимоно в этот раз стала дочь разбогатевшего владельца постоялого двора. Хохотушка-веселушка очень обрадовалась отцовскому подарку и кимоно пришлось ей очень к лицу. Сын соседа-ресторатора наконец-то обратил на нее внимание, а подружка-соперница от зависти аж подурнела. Ах, какое чудесное фурисодэ! Какой глубокий синий цвет! А эти цветы, шитые цветными шелками, они ведь кажутся живыми! Пожалуй, повешу-ка это кимоно в своей комнате, чтобы любоваться им каждый вечер перед сном... 
И снова синее фурисодэ принесли в тот же храм как подношение богам с мольбой о лучшем перерождении для умершей. 
Вот тут настоятель храма решил, что с этим кимоно что-то явно не так. Похоже, в нем поселился недобрый дух, отнимающий жизнь у хозяек кимоно. 
Велев своим монахам приготовить большой костер во дворе храма, настоятель прочел все положенные мантры изгнания злых духов и синее фурисодэ было брошено в очищающий огонь.
Пламя взвилось до небес. И в языках пламени проявился призрачный дух, похожий на О-Самэ. Вскрикнув "ах! мое фурисодэ!", дух языками пламени обрушился на крышу храма. 
В яростном пожаре выгорел чуть ли не весь город.
И по сию пору жители Токио помнят 18е число первого месяца первого года эры Мэйрэки (1655) как "Фурисодэ-Каджи" - Большой Пожар фурисодэ. 
 
  
А мораль из этой байки простая: будьте осторожны с вещами! Не отдавайте им свою душу, а то они выпьют ее без остатка. И на барахолках паситесь аккуратно. Мало ли что вы там можете купить...  
   
Байка сперта отсюда: http://www.sarudama.com/japanese_folklore/furisode.shtml и слегка переработана.
Картинку нашла где-то в сети.
 
Tags: Замшелые байки, Страшилки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 82 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →